Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

Надеюсь, ведение дневника не будет пыткой и у меня найдется свой читатель. Еще постараюсь не играть на публику; буду вести себя здесь так, будто я одна. Я буду давать лишь те воспоминания, поделиться которыми мне бы хотелось.
Еще я хочу, чтобы всё, что здесь писалось, было искренно - для этого я и завожу дневник. Это признания самой себе, это принятие и развитие.
Не судите меня строго; вы меня полюбите.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:21 

Что-то отсутствует в моей жизни, что-то важное, вдохновляющее. Меня тошнит от слов, которые я пишу, потому что я знаю, что на данный момент это не они господствуют в моей голове. Я занята другими мыслями, тайными даже для меня самой, и я отдала бы всё на свете, чтобы узнать, чем же на самом деле озабочено моё внутреннее я.
Странно и жалко, правда? Я только и делаю, что занимаюсь собой, анализирую свои мысли и чувства, совершенно игнорируя внешний мир. Ладно, неправда - я использую его как оправдание себе или как решение всех своих проблем. Где же гармония с собой, где всё это?..

22:16 

Наверное, я сильно ошибаюсь, стараясь как можно скорее написать о произошедшем со мной за день. Стоит попробовать отложить воспоминания в долгий ящик до тех пор, пока они не обрастут новыми подробностями и лёгкой порослью ностальгии. Они будут получаться складнее, поскольку в мыслях ты успеешь пережить их по сотни раз, выстраивая детали в некую логическую цепочку.
Каждый день у меня заканчивается одинаково: после бани я пью чай с мёдом, забираю ключи от низа и иду наверх, на второй этаж. Хватаюсь за ноутбук. Перебираю в голове всё, что со мной случилось за эти сутки, и начинаю отчего-то осатанело тосковать: я боюсь отъезда назад, в К., чтобы продолжить обучение в университете. Я не хочу жить в новом общежитии, в котором душ придётся делить со всем этажом, и несмотря на все прелести одиночества в этом городе, мне жутко не хочется сейчас уезжать. Семья, деревня, заунывный покой - так не хочется бросать всё это.
Когда в школе мы проходили тест на профориентацию, мне выдали результат "Писатель". И "Агроном". "Агроном".
Ну а что? Поступила бы здесь в аграрный на пчеловода, а потом уехала бы в деревню - необязательно в эту - и давай разводить свою пасеку. Каждые выходные - в город, к семье, со свежим творогом, яйцами и овощами. У меня также был бы и лучший сад во всей округе, и я была бы настолько нелюдима, что соседям хотелось бы истоптать всё, что у меня бы росло.

01:44 

Эй! Кто-нибудь тут меня слышит? Хочу сказать, что невероятно счастлива, и на этот раз у меня действительно есть повод. Я бы расписала всё, что произошло со мной за эти дни, но это так очаровательно и волшебно, что мне не хочется вставлять воспоминания в оправу текста. И, боже, я хочу, чтобы это созревающее счастье-таки успело вырасти до сочного, наполненного плода, который можно будет с невероятным смаком распробовать.

02:58 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:58 

Я уже призналась ему в любви. Я уже сказала, что не могу без него и что он для меня дороже всего на свете. Ложь? Нет. Я ненавижу копаться в себе и анализировать, я ненавижу притягивать все за уши, но голова говорит мне нет, хотя всё моё существо тянется к нему. К высокому, светленькому, странноватому парню 22-х лет, живущему за 600 км от меня. Возможно, у меня извращённые представления о любви, об отношениях, о будущем, но я хочу, чтобы это всё было связано с ним. То, как он говорит, то, о чём он говорит, каким голосом, с каким взглядом - всё это действует на меня гипнотически. Я вообще не хочу задумываться о том, что будет дальше и как это повлияет на меня. И я не хочу любить его. Но люблю.

19:05 

Наконец-то меня посетило какое-то подобие озарения. Я писала ***, но никак не могла его начать, потому что меня то и дело отвлекала домашняя обстановка. Здешний уют больше не кажется мне желанным. Мне хочется домой, в Казань, чтобы вариться в своих мыслях и воспоминаниях.
Мир сомнений нахлынул на меня через час после отъезда В. Мне было так хорошо с ним, а без него - худо. Настолько, что мне казалось, будто из меня высосали что-то действительно важное... это счастье, которое он мне дарил, нуждалось в постоянной поддержке. Теперь же её подрывают и родители, абсолютно исключающие всякую возможность продолжения наших отношений. Как им объяснить, что я хочу остановиться на нем? То, каким я его увидела, мне не хочется даже обдумывать. Я уже знала, что он нежен, чуток, восприимчив и внимателен, но я не ожидала, что он чувствует меня настолько хорошо. Я так не хочу, чтобы во мне говорила только влюблённость или, не дай бог, самоубеждение, поэтому скажу: дайте нам немного удачи и времени. Эти ощущения обволакивают меня, как тёплый рис, но почему всё это так шатко?
Я обожаю, как светятся его ресницы на солнце. Я обожаю целовать его сразу после пробуждения, после умывания, на улице, после еды. Я обожаю вспоминать о наших завтраках и о том, как ласково он шептал мне "Сладких снов" на ночь. Я тайно надеваю его футболку и купаюсь в мыслях о том, как он гладил меня под ней.
Я хочу, чтобы у нас было будущее. Я хочу, чтобы те три дня и три ночи, проведенные с ним вместе, стали чем-то большим. И я не хочу этого желать - я просто хочу, чтобы это было.

23:03 

Поистине нелепо сейчас то, что я думаю. Я проспала учёбу и с ломотой в ногах осталась лежать дома. Каким-то образом в скайпе спустя вот уже 5 месяцев высветилась старая переписка с Йоханнесом, и я намеренно изводила себя болью, вновь перечитывая всё, что писал мне когда-то давно пропавший друг: его милые пожелания спокойной ночи, музыка, рассказы и истории. Спустя час я просто закрыла ноутбук и пролежала минут 15 на кровати, думая, что пора бы его отпустить. Кто он мне? Всего лишь незнакомец, живущий в тысячах километрах от меня, говорящий на нелюбящем меня языке. И я отпустила. Мне было просто некогда до истязаний и надежды. У меня учёба, новая работа и мысли о том, что бы прикупить себе в субботу. Облегчённая, свежая, я отправилась готовить рыбу с рисом и овощами.

Вечером вспыхивает экран телефона. Не отрываясь от сериала, краем глаза читаю пришедшее сообщение.
"Ich hoffe, dass es dir gut geht".

23:45 

Фантазия

Меня всегда интересовала проблема индивидуальности, и когда в своё время я узнала, что это достаточно актуальная и популярная тема, я перестала чувствовать себя особенной. Но вопрос не стал для меня менее увлекательным. Как можно спокойно жить, не зная, стоит ли прогибаться под требования этого мира, или же всё-таки ты можешь прислушаться к своему внутреннему голосу (если он, конечно, существует) и плыть по течению, лишь в кульминационные моменты решая, в какую сторону повернуть, к какому берегу причалить?

В 20 лет я была еще абсолютным ребёнком и только-только начинала познавать жизнь. Мне до сих пор стыдно за это. Я знала, что тогда были нужны люди энергичные, жизнерадостные и любознательные, но все эти качества противили моей природе.

Я любила читать, но читала я немного. Это не оправдание, но казалось, будто времени действительно не хватало - хотя многим моим подругам удавалось и учиться, и зарабатывать себе на жизнь, и предаваться самообразованию.

Искусство не терпит увлечения чем-то другим; это ревнивое и требовательное существо, но стань его любимцем и рабом - и оно будет снисходительнее.

Когда мне всё надоедает, я иду писать. У меня никогда не складывалось повествование, поэтому я вела дневник и заполняла блокноты целой кучей заметок. В тот октябрьский вечер, когда мне стукнуло 30, я купила огромный карамельный торт и бутылку вина, и стала разбирать накопившиеся записи. Я всегда любила собирать паззлы и мозаики, поэтому составить внятную историю из мелких бумажек-миниатюр не составило мне особого труда. Вот так мне, незаурядному переводчику, удалось совершенно незаслуженно сделать себе имя.

Когда-то я прочитала в одном из интервью с Мариной Разбежкиной, что на неё "напал жор на дневники, письма и нон-фикшн". Тогда мне стало спокойнее оттого, что это не возбраняется, а более того - в этом есть определённый плюс: "они объясняют про жизнь больше, чем их художественные собратья". До сих пор не могу избавиться от привычки копаться в чужих душах.

В детстве я часто смотрела "Умников и умниц", когда случайно пропускала шедшие перед ними диснеевские мультфильмы. Тогда я мечтала стать вундеркиндом, чтобы успеть за свою жизнь сделать всё, чтобы считать себя достойным человеком, и немножко больше, чтобы достойной меня считала мама.

Одним из главных разочарований жизни стал тот факт, что художественную литературу не относят к лингвистической теории перевода, которому я училась уже 3 год. Тогда подруга сказала мне, что в переводе я заскучаю. Так и случилось, но потом меня спасла филология, к которой меня тянуло всю жизнь.

Куда удобнее реализовываться в какой-то одной области. Быть универсальным человеком невероятно скучно, сложно и непродуктивно. Исключение - мой отец.

Мама всегда говорила, что я слышу, как жуют и чавкают люди потому, что я раздражительна. Но то ли по привычке, то ли это просто по природе действовало на меня ужасно, я ненавидела чавканье даже в то время, когда целый месяц ходила безвольным овощем под действием настойки пустырника.

Я очень поздно поняла, что совсем необязательно кричать, чтобы быть услышанным.

Тщеславие - вот чем я болею. Я всегда замечала, что пишу и произношу слишком много "я", но никуда не могла от этого деться, хотя знала, что самолюбие - это не про меня. Просто до определённого момента мне в первую очередь хотелось разобраться в самой себе, так как я знала, что именно самоидентификация и чёткое мировоззрение в большей степени влияет на ход жизни. И да, я любила когда меня хвалили - к этому меня приучила мама. Знать, что меня читают, слушают или даже положительно обо мне отзываются, - высшая для меня награда. Писала ли я ради славы - нет. Не знаю.

Мне нравится чрезмерность, но это не касается того, что я люблю по-настоящему. Я прожорлива, криклива, я не могу пить в меру и покупаю слишком много красивых вещей. Но один хороший фильм я могу смотреть на протяжении целого месяца; заниматься любовью по 2 часа, но раз в две недели; выкуривать одну сигарету раз в 10 дней; и медленно, долго, осмысленно писать.

Я с детства знала, что рано или поздно меня будут интервьюировать.

15:56 

Дорогой дневник! Я чувствую себя на пороге чего-то нового. Уже очень хорошо мне известного, но еще не увиденного.

В понедельник - собеседование. Единственное, что стоит теперь между мной и Германией. Я знаю, это всего лишь пустяк - мечтать об учебе за границей, но для меня эта мечта была более чем несбыточной. Я слишком долго ждала кульминации, и, Господи, пусть она случится на следующей неделе. Я пытаюсь сдержать волнение, но внутри будто кто-то по струнке набирает щемящую мелодию, которая играет во мне каждый раз, когда я знаю, что скоро моя жизнь круто поменяется. Каким бы ни был исход, мне всё равно будет грустно. Вопрос будет только в том, будет ли эта грусть светлой?

02:18 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:55 

Германия и немецкий - о наболевшем

Моя странная, такая измученная любовь - Германия. Я полюбила её не по своей воле, а по чистой случайности, и за это мне часто бывает стыдно. Как же так - не по своей воле?
Всё началось с немецкого языка, который я выбрала в университете в качестве первого иностранного. Мне сказали, что в этом году ведется набор в группу, где больше будет немецкого (около 6 часов в неделю, не считая профильных предметов на немецком), чем английского, который я уже учила на протяжении 11 лет чуть ли не каждый день. Таким образом к концу 4 курса я должна была освоить в совершенстве два языка - английский и немецкий. Поэтому последний я выбрала чисто из прагматических соображений.
Неказистый, изломанный, грубый и неотёсанный - таким он кажется многим людям, и таким он казался мне, когда я только-только начинала его учить. Я стеснялась картавить, произнося "R" в начале слова, производить так называемый твердый приступ при первом гласном, выдыхать мягкую h в начале и ch, g - на конце. Я смущалась, когда выпячивала губы при ü, растягивая их при ä, и выпячивая при ö. От нас многого требовали уже с самых первых занятий, и мне очень трудно давалась сама система языка. Она не приживалась у меня в голове с уже известными языковыми схемами и системами, переваривалась очень долго и доводила меня до исступления. Когда нужно было говорить и импровизировать, я не могла выдавить из себя ни слова, и мне было страшно не по себе. Иностранный немецкий долго оставался для меня чужим.
Но шло время, проходила фонетика и лингвострановедение Германии, теоретическая грамматика и межкультурная коммуникация. На определённом этапе я почувствовала, что уже могу ориентироваться в языке на интуитивном уровне, словно прощупывать его изнутри, как в тесном теле съевшего меня животного, и понимать, как он работает. Он больше не был тем, что я не хотела принимать, он всё еще оставался для меня незнакомцем, но таким, с кем я непременно хотела бы подружиться. Постепенно, словно флиртуя, немецкий завоёвывал меня - уже не грубостью - а бархатностью.
Укреплялись азы в грамматике, исправлялось произношение, страна становилась для меня чуть ближе с каждым уроком, с каждым просмотренным фильмом, прочитанной книгой или статьей. Сама того не замечая, я стала интересоваться Германией (а потом еще и Австрией, Швейцарией), пока не поняла - я всё-таки влюбилась в такого странного моего врага.
До меня это дошло это уже окончательно, когда я встретилась с ним - с Йоханнесом. Тем самым, с кем мы днями и ночами висели в скайпе и без умолку болтали обо всём на свете. На немецком. Когда после одного-двух звонков я осознала, насколько же приятно, что я ПОНИМАЮ его и что он ПОНИМАЕТ меня, я твёрдо решила стать в языке еще лучше. Он пропал через три месяца, с тех пор прошло уже полгода. Я уже нашла себе новых собеседников, но настолько понимающего, идеального существа я больше никогда не встречу.
Я писала когда-то, что мне предстоит экзамен на определение уровня. Сдала я его блестяще - для меня - на В2. За два года дойти до предпорогового продвинутого уровня - это чудо, настоящее волшебство, возможное только благодаря искреннему чувству.

Однако Германия всё ещё не подпускает меня к себе. Пропадают иностранные друзья, учить язык становится сложнее, но самое главное - сама страна становится дальше. Мои попытки уехать по обмену обрывались на самых несправедливых случаях. Сначала я просто не прошла, вторую программу отложили, а на других убрали предоставление стипендии. Но я не сдаюсь, я не сдамся, как бы пафосно это ни звучало. Я хочу в Германию - и не года через два, а сейчас - и я поеду туда. В следующем году - обязательно. Потому что я хочу оказаться не просто в других для себя условиях, а в условиях, которые уже стали меня родными и по которым я успела соскучиться, ни разу не увидев.

01:02 

Ухожу, так ничего и не написав. Я хочу одиночества.

03:32 

Она говорит, что любит меня и всё пытается неуклюже клюнуть меня в щёку-губы-лоб, но так, чтобы я не начала считать её кое-кем непристойным. Она постоянно гладит меня и прижимается во время пар, ночью, по дороге на учёбу и твердит, твердит о своей неизмеримой нежности ко мне. Клянётся - зажмурив глаза и взяв мои ладони в свои - что только она полностью меня понимает и принимает такой, какая я есть. И вдруг во время выбора подарка мне на день рождения предлагает подарить мне бутылку вермута. Бутылку? Вермута? Мы знакомы с тобой уже 2 года, и в память о нашей долгой, такой странной дружбе ты хочешь воздвигнуть вермут, который мы тотчас же выпьем вечером двенадцатого? А как же подписанные на корешке книги - дневники Вирджинии Вулф, новеллы Цвейга в оригинале, лекции о зарубежной литературе Набокова, которые я так долго искала? А как же, например, безлимитный аккаунт на сайте с сериалами и фильмами на английском? А как же - память, за что цепляться через пару лет, когда я вдруг задумаюсь о своих двадцати?
Она говорит, что любит меня и обвиняет в лицемерии, чрезмерности, жестокости и в странностях. Я же - со всем своим терпением - отдаю ей должное и терплю её впечатлительность, переходящую в глупость, пугливость, неуклюжесть и невнимательность. Её окружает куча проблем и, кажется, в их ворохе она не видит абсолютно ничего другого. Да, мы обе потерянные, но я всё ещё прощупываю нить реальности.
Прости меня за эти слова. Просто восприми их "как должное".

15:28 

24 сентября

24 сентября

Очень трудно сейчас держать себя руках, не давая выход ни злости, ни усталости, ни отчаянию. Приходится работать не покладая рук, денно и нощно, чтобы наконец осуществить то, о чём я так долго мечтала. Я так надеюсь, что всё получится, хотя шансов так мало, так ничтожно мало...
Во вторник мы с Г. едем в другой город, чтобы сдать международный экзамен по немецкому, а в октябре нам на собеседование. Если всё выйдет, то в марте я уеду учиться в Берлин или в Регенсбург на полгода. Но перед этим мне предстоит еще и мучительный сбор документов. Всё это сопрягается и с учёбой, которая огромнейшей лавиной накрыла меня с головой. Перевод, перевод, чтение, перевод, чтение, пересказ, обсуждение, выступление; литрами лью в себя кофе, который никогда не любила, забросила увлечение сигаретами, сижу за письменным столом, не отвлекаясь на окружающий мир. Силы, кажется на исходе, но в нужный момент мне удаётся сказать себе: "Разве это усталость? Ты можешь еще". И это срабатывает. Счастливей я себя не чувствую, но усердность и усидчивость отвлекает меня от тоски и грусти.

02:29 

Комната - в тёплых смоляных клубах табачного дыма. Расправленная постель, кружки с кофе и миндальным ликёром, шоколад и персиковое варенье. От окна дует, и мы уютно поёживаемся в складках вязаных шалей и палантинов. Вчера за барной стойкой мы выпустили своих демонов, и теперь стало как-то спокойнее на душе. Но почему что-то все равно не складывается?

14:01 

Я знаю точно, что чувствовала Венди в ту ночь, когда отец наказал её наутро переселяться из детской комнаты.
Подвешенное состояние преследует меня на протяжении двух недель. Словно часть меня всё еще здесь, но вторая половина моего я находится в другом месте. Сердце разрывается от этого. Я не хочу ничего. Кроме, разве что, мороженого и своей собственной комнаты.

19:01 

Пристанище

Просто пока у меня нет места, к которому я была бы привязана раз и навсегда. Казалось бы, в моём таком юном возрасте, когда хочется как можно больше новых горизонтов, мысль о вечных скитаниях и кочевничестве должна восхищать. Да, конечно, мне нравится то, что я могу работать и учиться в одном городе, развлекаться - в другом, а отдыхать - в третьем. Но меня нигде не держит, и становится особенно горько, когда ты чувствуешь это в том месте, где тебе хочется задержаться. Нет, не так: когда хочется раствориться в самом воздухе этого пространства, полностью отдать самоё себя моменту, как, например сейчас.
Я могла бы на весь день уехать к озеру, прихватив с собой плед и пару бутылочек сидра. Уселась бы на обрыве, заросшем неокрепшими еще липами, и стала бы наблюдать за рыбаками и утками на островке неподалёку. Возможно, мне удалось бы наконец почитать, не отвлекаясь на повседневную работу или написать наконец что-нибудь толковое.
Я могла бы, как в мае обещала бабушке и дедушке, каждый день проводить в огороде, помогая пропалывать картошку, поливать цветы, подвязывать помидоры и собирать чёрную смородину на заднем дворе. Как приятны были бы минуты отдыха, в которые можно было бы наконец снять с головы косынку, умыть лицо и сделать пару глотков лимонада! А вечером - в баню, а после неё устраивали бы посиделки у костра.
Наконец, можно было бы вдоволь наговориться с родителями и бабушкой, как я мечтала во время учёбы. Научила бы наконец сестрёнку английской грамматике, рассказала бы об искусстве зарубежья, посмотрела бы с ней разных фильмов (у меня даже собрался целый список). По ночам можно было бы играть в приставку, объедаясь фруктовым мороженым или же начос с сырным соусом. Главное - я так и не сделала ей лазанью по-итальянски...
Мы наговорились бы со всеми так, что ни о чём нельзя было бы пожалеть под конец каникул. Прежде всего о том, что всё-таки бездарно я их провела, так и не сделав всего того, что намечала весной. Конечно, такое сожаление сопровождает каждого в конце лета, но меня оно редко касалось, так как я имела обыкновение наслаждаться каждой отпускной минутой. Наивно сейчас говорить о том, что я профукала своё время, потратив его на грусть, нервы и недовольство.
Но не могу удержаться от жалостливых оправданий! Я будто снова просто не могу принять то, что мне так щедро даётся. Даже август, тягучим маревом несущийся над нашими головами, будто лишь напоминает о лете, а не сам является пышнейшим его проявлением: дни стоят жаркие, а ночью, как на юге, льют свежие и тёплые ливни. Вечерами небо сгущается до сочных фиолетовых сумерек, и тогда звезды по-особому полыхают изумрудными отсветами.
Дышит сад. Пахнет слежалой травой и брызгами цветов. Однако что-то настойчиво мешает мне слиться со всем этим, хотя я прекрасно вижу всю прелесть момента и малейшие его оттенки. Я будто абстрагировалась от всего вокруг, став каким-то сторонним наблюдателем, который так любит раскладывать всё на кусочки и изучать лишь в раздробленности. Все наслаждаются - и, может быть, если бы мне так же посчастливилось остаться тут навсегда, я бы с таким же удовлетворением растворилась в угасающем зареве лета.
...Просто пока у меня нет места, к которому я была бы привязана раз и навсегда.

18:28 

Мне дико стыдно за предыдущую запись)

20:44 

знаете, что такое счастье? это и насыщенность, и скука одновременно. но как бы там ни было, писать во время счастья решительно не о чем.

20:13 

Я люблю свои плечи, люблю свои волосы, свою кожу, я знаю, как я пахну и как блестят или тускнеют мои глаза. Я даже могу спроектировать свой голос из ушных раковин во внешний мир и определить, как он звучит на самом деле. Я хорошо знаю себя, а значит, сильно люблю, поэтому я не хочу делиться этим ни с кем другим. Подарить - возможно, но не отдать полностью.

Преимущество бережливости

главная