Во мне играла невыразимая грусть, и казалось, что эта жизнь и её составляющие не приносят мне никакого удовлетворения. Ни одно событие не вдохновляло меня. Три дня мучила меня эта меланхолия, и я всё копалась, копалась в себе, пытаясь найти причину и решение. Жгучая, удушливая боль сменялась на уступчивость и покорную готовность плыть по течению.

Это длилось до тех пор, пока я не поняла: все, что со мной происходит, является ни чем иным, как просто фоном для моих мыслей. Отношения, любовь, друзья, учёба, новые знакомства, даже чувства и эмоции - из всего этого я черпала идеи, пыталась найти вдохновение; словно рудоносная жила, моя судьба должна была полнить меня идеями. Такое мое отношение к жизни неумолимо и неизбежно превратило её в пресную серость, ужасно разочаровывающую.

Это оправдывало и моё навязчивое желание искать во всём тайный смысл и намёки судьбы. Мне хотелось, чтобы в жизни была какая-то определённая закономерность. В людях я искала детали, выражающие их характеры и образ жизни. В событиях я видела неслучайность, выстраивала из них мозаику, пытаясь выделить завязку, кульминацию и развязку какого-то определённого периода жизни. Главной моей целью был анализ, только им я и дышала. Я желала подводить итоги и выводить общую идею своей судьбы.
Она должна стать исключительной, злободневной, свежей.
И сейчас, протрезвев, увидев своё разрыхлевшее, измождённое в думах лицо, я наконец осознала, что таким образом я точно этого не добьюсь.

@темы: грустное