19:55 

Германия и немецкий - о наболевшем

Эмили Браун
Моя странная, такая измученная любовь - Германия. Я полюбила её не по своей воле, а по чистой случайности, и за это мне часто бывает стыдно. Как же так - не по своей воле?
Всё началось с немецкого языка, который я выбрала в университете в качестве первого иностранного. Мне сказали, что в этом году ведется набор в группу, где больше будет немецкого (около 6 часов в неделю, не считая профильных предметов на немецком), чем английского, который я уже учила на протяжении 11 лет чуть ли не каждый день. Таким образом к концу 4 курса я должна была освоить в совершенстве два языка - английский и немецкий. Поэтому последний я выбрала чисто из прагматических соображений.
Неказистый, изломанный, грубый и неотёсанный - таким он кажется многим людям, и таким он казался мне, когда я только-только начинала его учить. Я стеснялась картавить, произнося "R" в начале слова, производить так называемый твердый приступ при первом гласном, выдыхать мягкую h в начале и ch, g - на конце. Я смущалась, когда выпячивала губы при ü, растягивая их при ä, и выпячивая при ö. От нас многого требовали уже с самых первых занятий, и мне очень трудно давалась сама система языка. Она не приживалась у меня в голове с уже известными языковыми схемами и системами, переваривалась очень долго и доводила меня до исступления. Когда нужно было говорить и импровизировать, я не могла выдавить из себя ни слова, и мне было страшно не по себе. Иностранный немецкий долго оставался для меня чужим.
Но шло время, проходила фонетика и лингвострановедение Германии, теоретическая грамматика и межкультурная коммуникация. На определённом этапе я почувствовала, что уже могу ориентироваться в языке на интуитивном уровне, словно прощупывать его изнутри, как в тесном теле съевшего меня животного, и понимать, как он работает. Он больше не был тем, что я не хотела принимать, он всё еще оставался для меня незнакомцем, но таким, с кем я непременно хотела бы подружиться. Постепенно, словно флиртуя, немецкий завоёвывал меня - уже не грубостью - а бархатностью.
Укреплялись азы в грамматике, исправлялось произношение, страна становилась для меня чуть ближе с каждым уроком, с каждым просмотренным фильмом, прочитанной книгой или статьей. Сама того не замечая, я стала интересоваться Германией (а потом еще и Австрией, Швейцарией), пока не поняла - я всё-таки влюбилась в такого странного моего врага.
До меня это дошло это уже окончательно, когда я встретилась с ним - с Йоханнесом. Тем самым, с кем мы днями и ночами висели в скайпе и без умолку болтали обо всём на свете. На немецком. Когда после одного-двух звонков я осознала, насколько же приятно, что я ПОНИМАЮ его и что он ПОНИМАЕТ меня, я твёрдо решила стать в языке еще лучше. Он пропал через три месяца, с тех пор прошло уже полгода. Я уже нашла себе новых собеседников, но настолько понимающего, идеального существа я больше никогда не встречу.
Я писала когда-то, что мне предстоит экзамен на определение уровня. Сдала я его блестяще - для меня - на В2. За два года дойти до предпорогового продвинутого уровня - это чудо, настоящее волшебство, возможное только благодаря искреннему чувству.

Однако Германия всё ещё не подпускает меня к себе. Пропадают иностранные друзья, учить язык становится сложнее, но самое главное - сама страна становится дальше. Мои попытки уехать по обмену обрывались на самых несправедливых случаях. Сначала я просто не прошла, вторую программу отложили, а на других убрали предоставление стипендии. Но я не сдаюсь, я не сдамся, как бы пафосно это ни звучало. Я хочу в Германию - и не года через два, а сейчас - и я поеду туда. В следующем году - обязательно. Потому что я хочу оказаться не просто в других для себя условиях, а в условиях, которые уже стали меня родными и по которым я успела соскучиться, ни разу не увидев.

URL
   

Преимущество бережливости

главная